среда, 3 августа 2016 г.

Отставки и назначения: крымская история, усиление силовиков, дело Зурабова

В российской федеральной верхушке беспрецедентные кадровые перестановки: сменили главу Федеральной таможенной службы, трёх полпредов в федеральных округах и четырёх губернаторов. На сдачу в Национальной гвардии появился второй первый заместитель (звучит абсурдно, но мы же в РФ), а посла на Украине Зурабова отправили в отставку.
Поскольку властная система в России упакована герметично, плебсу (то есть нам) приходится довольствоваться слухами, домыслами и гаданием по полёту бизнес-джетов. Этим мы и займёмся.
Как говорил товарищ Сталин, отец народов, вождь, учитель и корифей всех наук, «кадры решают всё». 
В РФ этот принцип по-прежнему работает, но не так, как при Сталине: Коба имел в виду, что он самодержец, и сам решает, кого и куда назначить. 
Путин — не Сталин, и никакой не самодержавный властелин: его судьба зависит от того, каким из многочисленных кланов он даст усилиться и насколько, в том числе назначив их представителей на ответственные посты. Кадры тут решают всё плюс непосредственно судьбу того, кто их назначил.
Вся эта прекрасная концепция больше похожа на феодальное местничество, чем на классическую бюрократию, ну так и нынешняя Россия ничем не напоминает нормальное современное государство. 
Именно поэтому кадровым назначениям и перестановкам у нас обычно уделяется внимание, выходящее далеко за пределы их узкоотраслевого или профессионального значения. Особенно — когда они идут такими внушительными пакетами, как на этой неделе. Все понимают, что суета явно неспроста — важно не только кого и на кого поменяли, но и почему все это было сделано именно сейчас и именно в таком комплекте.
«Судный день» наступил в четверг. Один за другим, практически подряд, с очень небольшими разрывами по времени, на сайте Кремля появились 15 указов президента о кадровых и организационных перестановках. Кроме того, президент присоединил Крым к Южному федеральному округу (не к СКФО — и то хорошо).
Предваряя неизбежные вопросы («чем вызваны такие масштабные кадровые перестановки именно сейчас и не означает ли это засуху, мор, голод и скорое приближение конца света?»), пресс-секретарь Песков поспешил объяснить, что весь объем решений был «аккумулирован» в результате «предшествующей скрупулезной работы». Ну вот так совпало. 
Ни к скорым думским выборам, ни, например, к происходящим сейчас организационным пертурбациям в ФСБ все это не имеет ни малейшего отношения. Соврал ли Песков? И да, и нет. 
С одной стороны, не вызывает сомнений, что назначения действительно накопились: хотя некоторые из них и связаны общей логикой, единой подоплеки за всеми пятнадцатью указами не прослеживается. 
Некоторые из них, что называется, «ситуативно обусловлены» — например, смещение кировского губернатора Белых, который уже давно сидит в СИЗО, или руководителя ФТС Бельянинова, недавно ставшего героем крупного скандала — пришедшие к нему с обыском сотрудники ФСБ нашли примерно миллион долларов наличными. 
Да и ярославскому губернатору Ястребову давно уже прочили отставку, особых новостей здесь не было. Тем не менее некий единый принцип, побудивший подать все эти кадровые решения одной связкой и именно сейчас, безусловно, существует. Дело не в том, что уволили или переназначили именно этих людей, а в том, что все эти малосвязанные друг с другом новости опубликовали именно сейчас. 
Путин выбрал этот момент (посреди довольно сонной и небогатой событиями избирательной кампании), чтобы эффектным, броским жестом напомнить всем участникам политической возни о своем присутствии. Президент здесь, он не спит. Он активно занимается политикой — назначает доверенных людей, перекраивает карту страны, увольняет проштрафившихся чиновников, одним словом — мановением руки меняет расклад сил. Не расслабляйтесь. Не списывайте его со счетов.
Если попробовать разобраться в смысле конкретных решений, то почти все они распадаются на две группы. Одна из них связана с Крымом — это увольнение губернатора Севастополя Меняйло (с последующим назначением его полпредом президента в Сибирском федеральном округе, а Дмитрия Овсянникова — на его место в Севастополе) и упразднение Крымского ФО как такового. 
Песков по поводу объединения Крымского и Южного федеральных округов сказал что-то вроде: «Ну, они же находятся рядом, и решают похожие задачи». Так-то оно, конечно, так, но думается, что дело не только в этом. 
Административное объединение Крыма с другим российским регионом выполняет и важную символическую функцию — лишний раз подчеркивает, что полуостров — это не какой-то эксклав, прикрученный сбоку к России более или менее произвольным образом, а ее естественная и неотчуждаемая часть. 
А то слишком много неудобных вопросов стали задавать. Почему Сбербанк с ВТБ в Крыму не работают, например — он вообще ваш или не ваш? Провести другую границу федерального округа российскому государству, несомненно, проще, чем повлиять на политику Сбербанка, и есть надежда, что это на некоторое время снимет вопросы. А время — это для российских властей теперь ключевой и самый дефицитный ресурс.
Вторая группа перестановок тоже весьма симптоматична. Их объединяет общая логика — на ответственные посты назначены силовики. 
Губернатором Калининградской области стал бывший начальник калининградского УФСБ Евгений Зиничев, Ярославской области — Дмитрий Миронов (из МВД, а до того из ФСО, но его называют человеком Виктора Золотова, главы Нацгвардии). 
В Кировскую область (вместо злополучного Белых) пришёл Игорь Васильев, бывший глава Росреестра, у которого за плечами служба в управлении КГБ по Ленинграду, а затем — в Первом главном управлении КГБ (внешняя разведка). 
По поводу назначения силовиков все уже сказано. Публика, в частности, заметила, что для такого назначения были выбраны регионы, в которых традиционно сильна оппозиция. Не спорю, вероятно, это сыграло свою роль. Однако я хочу обратить внимание на другое. 
Пресловутые «силовики» — отнюдь не монолитная группа, и все трое назначенцев представляют разные кланы или группировки внутри этого сегмента. 
Во-первых, ФСБ (которая в последнее время как раз активно пошла в наступление на конкурентов — СК, ФТС, кто следующий?). 
Во-вторых, Нацгвардия — в которой многие видят специально создаваемую Путиным «альтернативу» или противовес другим спецслужбам — до такой степени, что пошли разговоры про служебную ревность и обиды. 
И в-третьих, — человек, формально независимый от силовых ведомств, но прошедший старую гэбистскую школу, и связанный, судя по всему, лично с Путиным, так сказать — человек из прошлого. 
Налицо все тот же принцип кропотливой балансировки интересов. Когда диктатор хочет задавить оппозицию — он назначает силовиков, руководствуясь в основном соображениями эффективности. 
Но Путин не диктатор — кто угодно, только не диктатор. Переговорщик, дипломат, бизнесмен, мафиози — это пожалуйста. Подкупить, уболтать, шантажировать или запугать оппонента, «решить вопрос», «поговорить» — вот его стиль. 
Назначая силовиков на должности, он в первую очередь думает о том, не обидит ли новое назначение кого-нибудь из соперничающих служб? Это важно. Насколько эти назначения оправдают себя с точки зрения эффективности? Это менее важно — как повезет. Пока в целом везло.
kadr2
Ну и, наконец, кадровая перестановка, вызвавшая, пожалуй, самую бурную реакцию в русском интернет-сообществе — это увольнение посла Зурабова. Г-н Зурабов известен тем, что будучи послом в стране, де-факто находящейся с Россией в состоянии необъявленной войны, побаивался лишний раз поднимать на здании посольства триколор — ну чтобы никого не провоцировать. Он также известен отсутствием какой бы то ни было осмысленной пророссийской медийной политики на Украине в довоенную эпоху. 
Посол (напоминаем господину Зурабову) — это не простой канцелярский работник, передающий документы от одного правительства другому и выступающий на праздниках в роли свадебного генерала. У него есть все возможности и необходимые инструменты для активного участия во внешней политике. Это не говоря о банальной защите прав своих соотечественников за рубежом.
Разумеется, Зурабов ел свой хлеб не зря — он идеально подходил к политике, которую Кремль до сих пор вёл на Украине. Его основная способность — усиленно делать вид, что ничего из ряда вон выходящего не происходит, и война на Донбассе — это дело обычное, не стоящее беспокойства и уж тем более конфликта с нашими украинскими партнёрами. В общем, классика советской дипломатии.
kard3
Как понимать отставку Зурабова? В русском интернете есть предположения на любой вкус. Не означает ли это кардинальное изменение в украинской политике России? «Ага», радостно говорят хитропланщики, «вот сейчас-то что-то и начнется!» 
Честно говоря, автор пока не видит для этого никаких оснований. Думается, что любое серьезное изменение в позиции Кремля по Украине сначала стало бы заметно публике по множеству других признаков. Можно изменить ценовую политику «Газпрома», например — для этого необязательно менять послов.
Печальная правда (что бы вам ни обещали аналитики и инсайдеры) состоит в том, что кадровые перестановки в РФ могут означать всё что угодно — но для федеральных небожителей. Паны дерутся; холопам уже настолько всё равно, что они не отличают первого заместителя от второго первого заместителя без специального справочника. 
Кто-то пророчит Путину ослабление, кто-то обещает ему усиление, кто-то по старой привычке гражданина Российской Федерации ждёт самого позорного из возможных вариантов — с тем же успехом можно делать ставки на скачках. Лошади лучше федеральных чиновников — они эстетичнее, никогда не отжимали чужой бизнес и в жизни не выводили ничего в офшор.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Поделиться с друзьями