пятница, 1 апреля 2016 г.

Из выбоины не выеду Плохие дороги каждый год убивают несколько тысяч россиян



В четверг, 31 марта, в Федеральном дорожном агентстве (Росавтодор) признали, что улучшение качества федеральных дорог ведёт к росту числа ДТП. В ведомстве полагают, что на хорошем покрытии водители перестают соблюдать скоростной режим и чаще выезжают на встречку. Это, в свою очередь, резко увеличивает не только количество аварий, но и их тяжесть. Согласно официальной статистике ГИБДД за 2015 год, в большинстве аварий (157 тысяч) виноваты сами водители.

Впрочем, значительная часть ДТП (63 тысячи) происходит именно из-за плохого состояния дорог. Причина каждой четвертой аварии — халатность дорожных служб: отсутствие разметки и знаков, плохое освещение, ямы и даже бетонные блоки на трассах. Однако водителю, попавшему в ДТП из-за выбоины, не всегда удается доказать свою невиновность. В большинстве случаев суд встает на сторону дорожников. «Лента.ру» изучила печальную статистику и поговорила с водителями, для которых попадание в дорожную ловушку обернулось большими неприятностями.




Всего за 2015 год на российских дорогах погибли более 23 тысяч россиян. Это население небольшого города. Более 230 тысяч получили травмы и серьезные увечья. Плохие дороги унесли в прошлом году жизни четырех тысяч человек, еще тысяча наших соотечественников погибли за первые три месяца текущего года. Впрочем, иногда статистике свойственно лукавить. По оценке специалистов Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ, 40 процентов аварий происходит не из-за человеческого фактора, а по причине плачевного состояния трасс. Как полагают эксперты, почти 70 процентов российских дорог нуждаются в ремонте.
В середине марта проблема дорожной безопасностиобсуждалась на заседании президиума Госсовета с участием президента Владимира Путина. Глава государства констатировал, что за прошедшее десятилетие на дорогах страны погибли 350 тысяч человек. Улучшить ситуацию, по его словам, можно посредством воспитания культуры вождения. По мнению президента, это следует делать одновременно с ужесточением наказаний за нарушение ПДД.

Ольга Комова, Москва:

Эта трагедия произошла с моим братом. Я была на месте ДТП спустя несколько минут, потому что как раз должна была встретиться с ним. Он ехал ночью перед Новым годом по МКАД, там велись ремонтные работы, устанавливали какие-то П-образные блоки на участке под пешеходным мостом. Предупреждающие знаки были ужасно грязные, пластиковые конусы не выставлены. Когда брат увидел эти блоки, он экстренно затормозил, но, разумеется, было уже поздно. Машина перевернулась, а двое пассажиров вылетели через боковые стекла. Оба погибли. На нем самом вообще ни одной царапины. Когда приехали сотрудники ГАИ, то сказали, что только за этот день он уже второй. С утра была похожая авария, но, к счастью, обошлось без жертв. Сказали: «Не переживайте, не посадят». А как тут не переживать?

Через день на этом месте все закатали в асфальт, как будто ничего и не было. Потом начались долгие разбирательства и суды. Там, конечно, сразу все перевернули с ног на голову: гаишники в один голос твердили, что знаки чистые, освещение отличное. Не знаю, по чьей это указке было сделано, наверное, все-таки было оказано какое-то давление. В итоге суд дал брату условный срок на два года с возмещением ущерба погибшим и пострадавшим. Хорошо хоть не посадили. Ему вменили в вину то, что он не применил экстренное торможение. Хотя у него был абсолютно новый автомобиль и довольно дорогой. Машина до сих пор на штрафстоянке, но только это не машина уже, а груда металла. Пока мы искали свидетелей ДТП, узнали, что на этом месте за пару дней разбилось немало автомобилей. Никаких камер там, разумеется, не было.




Дорожники никакой ответственности не понесли. Как мы ни старались, нам в Следственном комитете сказали: «Куда вы лезете, вам бы задницу свою прикрыть, а вы на других пытаетесь вину спихнуть!» А мы просто хотели докопаться до правды, потому что через день на этом месте уже ничего не было. Фотографии сделали, но это учитывать не стали. Сказали: «Ну да, мусор, и что? Есть же показания сотрудников полиции, а они говорят, что все было в пределах нормы». Законодательно у нас совершенно не прописано, как именно должен проходить дорожный ремонт — все отдается на откуп этим службам. Они сами как хотят, так и выставляют знаки и ограждения. У них там и штрафы копеечные: для должностных лиц до трех тысяч рублей. Для большой государственной компании это вообще ничто. А людей не вернешь.

Никита Ильин, Липецк:

Позапрошлым летом мы были в Иркутской области. Ехали по шоссе Братск — Усть-Илимск на свадьбу к друзьям. Дорога там просто ужасного качества. На очередной кочке или колдобине машину закрутило и унесло в кювет. Нас спасло только то, что мы были пристегнуты. Автомобиль приземлился на бок. Обошлось без переломов, но при ударе я надорвал внутреннюю мышцу позвоночника. Не мог сидеть, только стоять и лежать. Благо попался хороший доктор, он достаточно быстро помог мне восстановиться, но полностью все зажило только через полтора года. Супруге моей сдавило ребра, врачи сказали: еще чуть-чуть, и они бы сломались. Сзади ехали две девушки — отделались сильными ушибами. Связь в этом месте не работала вообще, поэтому никакие гаишники и никакая скорая к нам приехать не могли. Ловили попутку, чтобы добраться до больницы. Я вообще подняться не мог из-за мышцы, просто лежал на асфальте. Но в целом рад был, что чувствую боль, это, по крайней мере, означало, что не парализован. Потом полгода в корсете ходил. С этими мышцами ничего не сделаешь толком, не разотрешь даже. Только ждать, пока заживет.




Поехали в ГАИ, описали, как все было. «Хорошо», — говорят. Я спросил: «А что дальше-то?» А дальше — ничего, у них там каждую неделю на этой дороге машины бьются. Нет смысла разбираться, там просто ужасная дорога, и никто с этим ничего не делает. Честно говоря, в тот момент я был так рад, что остался жив, что не думал ни о каких разборках. Гаишники сказали, что мы еще хорошо отделались и обошлось без повреждений у людей, иначе бы права отняли. Мы все были в состоянии аффекта, не понимали, что происходит. На меня даже дело завели административное. Но я живу в Липецке, а там через полгода срок давности проходит, и дело автоматически закрывается.

Они там эту дорогу так странно ремонтируют. Два километра сделают — потом пять в ямах, еще километр починят и снова бетонные плиты с торчащей арматурой. Местные-то дорогу знают и понимают, что по ней лучше особо не ездить. Автомобиль через некоторое время друзья на эвакуаторе забрали и увезли в другой город. Разумеется, в утиль. Обидно, что на свадьбу так и не попали, вместо этого собирали себя по частям.

***

По результатам заседания президиума Госсовета президент поручил разработать закон, согласно которому дорожный ремонт будет осуществляться за счет средств, поступающих от оплаты штрафов за нарушение ПДД. Увеличится из-за этого финансирование или сократится, пока неизвестно. 



Сейчас деньги напрямую перечисляются из федерального бюджета. Так, например, в прошлом году на строительство новых дорог и ремонт существующих было выделено 69,3 миллиарда рублей. 

Насколько эффективно потрачены эти деньги, можно судить по многочисленным группам в соцсетях, где автомобилисты делятся своим печальным опытом, выкладывают фото разбитых дорог и своих покореженных машин.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Поделиться с друзьями