среда, 17 мая 2017 г.

Господин Великий Новосибирск – или попытка реальной демократии в России......



После того, как губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий отменил собственное решение о повышении тарифов ЖКХ для Новосибирска на 15%, раздалось немало ликующих возгласов о победе здесь гражданского общества. 

Действительно, протестующие (а в городе прошло семь митингов, в самом многочисленном приняло участие 3,5 тыс. человек) победили власть практически вчистую. 
Но в столице этого практически не заметили. И только в экспертном сообществе появилось смутное ощущение, что «новосибирский феномен» действительно существует. Осознанию этого факта препятствует чрезвычайная «москвоцентричность» сознания как жителей столицы (за МКАДом жизни нет), так и самих новосибирцев. 

Еще в 2012 году я задавался вопросом: почему оппозиционеры из Москвы, где «Единая Россия» на выборах в ГД набрала 49%, приезжают учить оппозиционеров в Новосибирск, где «ЕР» набрала всего 27%? 

Но с тем, что москвичи должны учить новосибирцев, а не наоборот, согласны и сами новосибирцы. В ходе митингов 2012 года количество денег, отправленных из Новосибирска оргкомитету московских митингов, было на порядок больше, чем собирал оргкомитет в Новосибирске. У нас ведь «всё решается в столице». 


В 2014 году в Новосибирске произошло избрание «оппозиционного мэра» – Анатолия Локтя, первого секретаря обкома КПРФ. И хоть его оппозиционность, как показали дальнейшие события, оказалась сильно преувеличенной, сам факт значит немало. 
Перипетии с новосибирской «Монстрацией», митинги за и против скандального «Тангейзера» (в каком еще городе оперная постановка собирает трехтысячные митинги?) тоже показали, что Новосибирск не общим лыком шит. 

Ещё одна история, оставшаяся мало замеченной для столичной публики – избрание в 2015 году председателя заксобрания Новосибирской области. Тогда «ЕР» толкала одного кандидата, а депутаты избрали другого, против воли не только партии, но и областного правительства. С точки зрения системы – неслыханное самовольство: ведь за «не того» мэра голосовали безответственные избиратели, а тут – депутаты, повязанные одной веревочкой, каждый из которых имеет свою зону уязвимости… 


Есть несколько причин новосибирского «гражданского феномена» – этой попытки вырваться за те казенные флажки, которые сегодня убивают в нашей политике все настоящее и живое. 

1. Чтобы «гражданское общество» возникло в каком-либо городе, необходимо достаточное число активных граждан. Поскольку общественная активность с некоторых пор стала казаться пустым и небезопасным делом, активных граждан было очень мало. Условно – один на тысячу. 
Поэтому в малых городах все гасила сама малолюдность. Новосибирск же – крупнейший нестоличный город, чисто статистически способный породить местную гражданскую инициативу, ориентированную на местные проблемы. 

2. Новосибирск рос как промышленный центр, с появлением Академгородка – и как научный. В нём никогда не было и нет сейчас «градообразующих предприятий», способных монополизировать рынок труда. Расположение города на пересечении торговых путей и отсутствие «ресурсной базы» привело к развитию в нем торговли, логистики и сферы услуг, в которой трудится большое количество предпринимателей и «самозанятых». 

3. В Новосибирск приезжали и приезжают учиться молодые люди со всей Сибири и Дальнего Востока, многие из которых потом в Новосибирске и остаются. Как Москва вытягивает человеческий капитал со всей России, так и Новосибирск (в меньших масштабах) – с Сибири. Средний уровень образования гражданских активистов здесь существенно выше, чем у чиновников. 

4. В Сибири никогда не было крепостного права. Ее осваивали казаки, позже сюда ссылали «политических» и просто преступников. Столетиями шла селекция – в зоне крепостного права оставались те, кто был готов терпеть, на окраины бежали те, кто не готов. В советское время все существенно перемешалось, однако степень пиетета перед властью в Сибири существенно ниже, чем в центральной России (за вычетом Москвы). Особенно – перед местной. Никакого ореола «сакральности» у поста новосибирского мэра или губернатора не существует. 

5. В Новосибирске на протяжении всего «новейшего времени» худо-бедно сохранялись и свобода СМИ, и политическая оппозиция. Полное «схлапывание» политической жизни было недолгим, буквально два-три года – с 2006-го по 2009-й. 



6. Новосибирск находится далеко от Москвы. В более близких к ней городах местные активисты ориентированы на московскую политическую жизнь и не способны выстроить собственную повестку. А из-за отсутствия ресурсной базы и сложной внутрирегиональной политики Новосибирск не представляет особого интереса для федеральных кланов. 

7. В Новосибирске граждане в меньшей степени расколоты по идеологическому признаку. Хотя споры «либералов» и «патриотов» тут идут, как и везде, однако этих же самых «либералов» и «патриотов» можно увидеть за одним столом и действующих совместно, когда речь идет о местных проблемах. 

8. Из-за традиционно высокого протестного голосования и слабой власти в Новосибирске сложилась полицентричность. Губернатор – «единоросс», мэр – «коммунист», более-менее независимое законодательное собрание, крупные и мелкие политические и финансовые кланы (и ОПГ). В результате какая-то бурлящая каша, в которой никто точно не знает, что именно происходит. 

9. В России в целом мало возможен коллективный сговор или «фронда» – если даже политики договорятся выступить против «начальника», тут же наперебой кинутся к нему сдавать друг друга. В Новосибирске «сговоры» возможны, в ходе местной истории они не раз случались. При этом местные политики также лживы, как и в целом по стране. Но тем не менее в их среде есть представления о приличии и о том, что допустимо, а что нет. Люди, совершившие общепризнанную подлость, выпадают из общественной и политической жизни. 

10. В Новосибирске накопился опыт «социальной борьбы». Разные социальные группы выступали в защиту своих интересов и как правило чего-нибудь да добивались. Это не такой интересный процесс, как борьба «света и тьмы», «абсолютного добра против абсолютного зла», но гораздо более здоровый. А так как этот процесс идёт давно, его участники хорошо знают друг друга, свои возможности и ограничения. 

Конечно, при всем при этом Новосибирск находится в «федеральной повестке», среднему новосибирцу интереснее новости про Крым, Донбасс и Сирию, чем про местную возню. А митинг сторонников Навального оказывается чуть ли не многочисленнее, чем у протестующих против повышения тарифов ЖКХ. Хотя вот тут с тебя будут брать живые, реальные деньги – а там какая-то мифическая дача в Плесе и дом с уточками… 

И «новосибирский феномен» пока больше похож на «статистическое отклонение», чем на реальный «альтернативный путь развития». Но кто знает: первая ласточка, говорят, весны не делает – но нечто предвещает… 

Автор Алексей Мазур 



nashaplaneta.su

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Поделиться с друзьями