воскресенье, 12 марта 2017 г.

Февральский переворот. Чёрный день в истории


8 марта 1917 года в официальной историографии считается днем начала Февральского переворота. Это не совсем верно. Первые незначительные волнения начались еще 6 марта (21 февраля). 

Если же говорить о разрастании переворота, то это скорее 9 марта (24 февраля), когда заговорщики взбунтовали несколько полков из запасных. Непосредственно 8 марта (23 февраля) еще не происходило столкновений, только всеобщая рабочая забастовка.


Принято считать, что беспорядки вспыхнули стихийно. Это и так, и не так. В действительности массовое выступление и забастовка давно готовились, но их приурочили к 14 февраля — дате начала работы Государственной думы после каникул. В последний момент думская оппозиция испугалась, что выступление даст власти оправдание для разгона Думы, поэтому выступление отменили и провели уже после отъезда Николая из Петрограда в Ставку. 

О массовом выступлении под лозунгами «Хлеба!» и «Долой самодержавие!», которое готовилось на 14 февраля, сообщает меньшевик Суханов-Гиммер, человек неплохо осведомленный о событиях 1917 года, как февральских, так и октябрьских.

Ему же принадлежат достаточно ценные воспоминания о первых днях переворота:
«22–23 февраля, уже ясно определилось движение на улицах, выходящее из пределов обычных заводских митингов. А вместе с тем обнаружилась и слабость власти. По размерам своим такие беспорядки происходили перед глазами современников уже многие десятки раз. И если что было характерно, то это именно нерешительность власти, которая явно запускала движение. Районы оцеплялись и освобождались без всякого плана и смысла. Движение разливалось в общем совершенно свободно.
Отличие от прежних „беспорядков“ заключалось в состоянии и во всем внешнем облике „подавляющих“ движение армейских, казачьих и даже полицейских частей. И цепи, и патрули имели такой вид, что они жаждут организованного насилия над собой, высматривают и ищут повода для сдачи. Офицеров при патрулях и отрядах совсем не было видно.
От Н. Д. Соколова (видный политический адвокат, масон и криптобольшевик, автор приказа № 1, уничтожившего армию, после революции был юрисконсультом советского правительства) я не раз впоследствии слышал, что это он повел первые восставшие полки именно к Государственной думе.
Оружие в руках рабочих было видно в огромном количестве. Ближе к входу в Таврический дворец (где заседала Дума)стоял ряд автомобилей разных типов. В них усаживались вооруженные люди, грузились какие-то припасы. На иных было по пулемету.
Революционная армия и в прямом и в переносном значении этого слова была явно и совершенно распылена. Положение было критическое и грозное. Казалось, если будет так продолжаться еще несколько часов, силы царизма возьмут революцию голыми руками. Но тем не менее какая-то группа, правильно понимавшая свои задачи и состоявшая из лиц политически авторитетных и технически компетентных, уже действовала как готовая организация. Независимо от результатов своих распоряжений она распоряжалась авторитетно и энергично».

Как развивались события на самом деле? В конце 1916 года на базе Госдумы складывается революционное ядро — Прогрессивный блок — имеющее связи по линии земств и с богатыми промышленниками. Блок прощупывает великого князя Николая Николаевича, бывшего главнокомандующего, которому большая часть генералитета лояльна даже больше, чем собственно императору, поскольку была выдвиженцами Великого князя. 

Николай Николаевич отказывается напрямую участвовать в перевороте, но в целом против идеи ничего не имеет. Убийство Распутина, чье имя революционной пропагандой тесно увязано с императорской семьей — черная метка и последнее предупреждение государю — отдать власть Думе. 

После этого с Императором откровенно беседует британский посол Бьюкенен, который предупреждает, что если власть не перейдет Думе, все закончится очень плохо. Англичанин слово сдержал. Вот такая «народная воля».

Готовившееся на 14 февраля выступление в честь открытия работы Думы перенесли на 23 февраля и приурочили ко «дню работницы». При этом готовили его левые низовые активисты и без связки с революционерами из Думы. Для высокопоставленных заговорщиков выступление стало скорее неожиданностью, но увидев удачный момент (отсутствие царя в Петрограде), они попытались возглавить движение сверху и приписать себе.

Движение снизу не представляло серьезной опасности и ничем не отличалось от стандартных забастовок и стачек. Но в условиях практического безвластия в Петрограде (градоначальник Балк, назначенный только в ноябре 1916 года, фактически устранился от дел) за пару дней разрослось до внушительных масштабов. Взявший власть в свои руки военный генерал Хабалов серьезной активности не проявил. Отсутствие сопротивления воодушевило рабочих, к которым стали примыкать казаки и студенты.

Существовал план подавления беспорядков, однако он не реализовывался — ответственные либо сказались больными, либо покинули Петроград за несколько дней до начала событий, отпросившись в отпуск.

В Петрограде на момент переворота власти сосредоточили огромное количество запасных полков. Офицеров в них было мало, в основном — получившие офицерское звание экстерном, с большим количеством революционного элемента. Солдаты начали раздавать оружие рабочим и вообще всем, кто просил. Отдельные попытки противодействовать восставшим в основном были результатом низовой инициативы. Министр внутренних дел Протопопов практически не предпринимал никаких действий и сигнализировал в Ставку, что все отлично и под контролем. Когда Николай понял, что его обманули и собрался в Петроград, Протопопов собрал вещи и пошел сдаваться в Государственную думу, где объявил себя сумасшедшим.

Однако в Петроград Николай не попал. Железную дорогу захватила группа заговорщиков во главе и членом Инженерного совета министерства путей сообщения Ломоносовым и депутатом Думы Бубликовым. Временный комитет провозглашает себя властью и сразу же признается в этом качестве англичанами и французами, еще до отречения императора.

Николай оказывается заложником у генерала Рузского в Пскове. Еще не охваченная революционным порывом армия в лице генералов переходит на сторону Думы и в обмен на возвращение Николая Николаевича на пост верховного главнокомандующего генералы присылают Николаю телеграммы с требованием отречься.

Николай отрекается в пользу сына. Отречься в пользу Михаила Александровича он не мог, поскольку это серьезно нарушало акт о престолонаследии. Однако, революционерам не понравилось такое отречение — Алексей Николаевич ничем себя не запятнал, да и вдобавок был еще юношей, как-то неловко. Поэтому императора либо силой заставили переподписать отречение, либо добавили про отречение в пользу Михаила от себя.

Власть оказалась в руках Временного правительства . Шаткая коалиция думской оппозиции и генералитета распалась сразу, как только политики кинули военных. Военные вписались в переворот на условиях возвращения любимого Николая Николаевича, а когда тот уже ехал в Ставку принимать командование, политики внезапно переиграли ситуацию.

Одновременно началось оформление двоевластия. Левые, фактически игравшие ключевую роль в низовом движении, оказались недовольны перехватом власти буржуазным Временным правительством и создали свой параллельный орган власти — Петросовет.

Начался путь России в пропасть.

В целом Февральский переворот — грандиозная ошибка русского общества, помноженная на подлость бывших союзников по Антанте, которые воткнули нож в русскую спину, чтобы не делить добытую русской кровью победу в Первой мировой войне. Русские же просчитались все. Аристократия и генералитет — думавшие, что все будет «как раньше, только император другой» — и попавшие в расстрельные рвы. Интеллигенция — жаждавшая поскорее сбросить несуществующее иго самодержавия — и очнувшаяся, кто выжил, в шарашках и забоях Колымы. Крестьяне, заплатившие за возможность пожечь месяцок усадьбы полусотлетним рабством и жизнями жен и детей, евших друг друга во время геноцида русских голодом. Рабочие, попавшие в колониальное рабство индустриальных раджей Сталин-бея. Армия. Ученые. Левые. Правые. Студенты. Разночинцы. Мужчины. Женщины. Просчитались даже большевики, которых заставили грызть друг друга, как крыс.
Русским нечего праздновать в этот день.

Годовщина Февральского переворота — дата праздничная только для инородцев России, да французов с англичанами, нанявших этих инородцев в палачи русского народа. Русские в этот день скорбят, поминают павшую династию и настоящую Россию. А пока мы поздравляем выгодоприобретателей переворота на понятном им языке. Nos félicitations, chers amis. Mais n’oubliez vous pas qu’on reviendra pour des règlements des comptes qu’on a. We’ll be back.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Поделиться с друзьями